Центральная научно-исследовательская лаборатория Донецкого национального медицинского университета им. М. Горького

      Вообще-то, в образованных и околонаучных кругах под когнитивной ригидностью (cognitive rigidity) понимают неспособность человека изменить восприятие и представления об окружающей среде в соответствии с действительными изменениями этой среды. Бывает она, ригидность эта когнитивная, врожденной (никакой перспективы, только – в забой или к станку), приобретенной (благо, носитель ее уже не замечает) и преходящей (самая безобидная, а, иногда, и занимательная). Вот примером последней и хочу поделиться с читателем.

      Наблюдать довелось мне эту самую ригидность еще в студенческие годы. Помню, конец 70-х, утро, душный коридор кафедры социальной гигиены, мелкие кучки зубрящих студентов, ужас... Ужас усиливался неизбежностью сдачи экзамена именно заведующему кафедрой, проф. Георгию Филипповичу Браге (таки себе достаточно распространенная в Украине фамилия). Всем был профессор хорош. И предмет свой досконально знал (сейчас, говорят, это и не обязательно), и грамотен был (без всяких там ныне популярных «конкретно», «беспредел», «в натуре», «козлы» и пр.), и воспитан достойно (достиг, видимо, положения и звания упорным своим трудом; над собой, в первую очередь). Но, как говорят, непорочных нет! Был и у Г.Ф. Брага недостаток. По крайней мере, так мы, молодые считали. Зачем-то (?!) требовал профессор у студентов достаточных знаний. И не было ну никакой возможности "смягчить" его на экзамене (подразумеваю звонки-просьбы коллег, о деньгах тогда и речи не шло, в развитом социализме жили ведь романтики!). А студент тогда, хоть и говорят, лучше был, но также норовил учить ровно столько, чтобы сдать предмет. Сдать и забыть. Так вот, из-за этого ужаса (экзаменатор - проф. Г.Ф. Брага!!!)  липко прижались колпачки к затуманенным головам студентов. Ну, кому довелось в те годы учиться в Донецком медицинском, те подтвердят, я не вру!
 Ага, стоим это мы все по разным углам, пытаемся хорошо вспомнить, что плохо знали. А однокашнику нашему одному, Морячком мы его называли, тому все неймется. Хоть и сам в не менее липком колпаке, а о конспектах, шпорах, книжках забыл, все подходит к каждому и глупые вопросы-загадки задает, к предмету экзамена, как казалось, отношения совершенно не имеющие. ФИО у него, за ради исторической правдоподобности сообщаю, была и есть – Сергей Владимирович Е... (ЗК: 17/09/11 фамилия удалена по требованию соучастника байки). И ко флоту он никакого отношения не имел. Звали же мы его тогда Морячком, Морем потому как кто-то трепанул, что у Сереги на все тело тату в виде тельняшки. Тоже, кстати, враньем оказалось.
      Ага, и подходит это Морячок по очереди к каждому и всем задает одну и ту же загадку: «А,- говорит, - друг, отгадайте, что такое есть: «стоит в углу и играет?». Понятно, студенты, предстоящий встречей с проф. Г.Ф. Брага абсолютно приторможенные, какое-то время внимательно разглядывали Морячка. Некоторые безуспешно пытались с гигиены переключиться, некоторые, что психически более мобильны, даже версии разные предполагали, самая распространенная - «пианино, да?». Когда же фантазии тестируемых быстро иссякали, Морячок, давясь от смеха, ошарашивал каждого правильным ответом: «брага!» (здесь пояснения хочу дать для современников, избалованных изобилием напитков на супермаркетных прилавках: в те годы, в конце 70-х, в Донбассе среди студентов популярны были и бражка и самогон и другие суррогаты). И вроде бы все с ответом было и логично и буднично. Морячок же от смеха задыхался, когда после оглашения ответа «брага!», все до одного опрошенного недоуменно смотрели на Морячка и возмущались: «Ну и при чем тут
Георгий Филиппович?!»
      Когнитивная ригидность!

З. Кукоз, 27.07.2006