Центральная научно-исследовательская лаборатория
ГОО ВПО "ДонНМУ им. М. Горького"

….. морфологическими проблемами почечной недостаточности занималась доцент кафедры патологической анатомии Ольга Александровна Захарова. Она была достаточно теоретически подготовленным, грамотным патологоанатом. Неоднократно «загоняла» клиницистов в угол на патологоанатомических конференциях. Сплошь и рядом у нее был прокурорский тон на патологоанатомических конференциях: «А почему…?» и далее следовал заковыристый вопрос, связанный со сложными проблемами этиологии, патогенеза или фармакодинамики какого-либо препарата. Многие даже перестали ходить на патологоанатомические конференции, особенно, когда зав. кафедрой была профессор Морозова, приехавшая к нам из Днепропетровска.
      Такую же политику взяла на вооружение ее преемница, профессор Е.А. Дикштейн. Каро Томасович, правда, быстро ее отучил от этого. А дело было так. Как-то была сложнейшая повторная операция на желчевыводящих путях. Каро Томасович послал за Е.А. Дикштейн. Она явилась. Удивилась, что ее приглашают в операционную. Деваться некуда. Облачили ее в стерильное белье. Она очень осторожно подошла к операционному столу.
— Екатерина Александровна, обращается к ней шеф, вот мы встретились с очень сложной патологией. Не можем разобраться. Помогите нам.
— Я же морфолог, Каро Томасович, а не хирург.
— Да, но у Вас большой опыт в решении запутанных вопросов после различных операций.
Екатерина Александровна с чувством растерянности смотрела в операционную рану и, конечно же, никакого дельного совета дать не смогла. О чем она думала, когда смотрела в операционную рану, нам не трудно было понять. Одно ясно — это ее многому научило. И больше она не позволяла себе и своим сотрудникам вести с нами диалог прокурорским тоном

из книги проф. Карпенко Виктора Степановича
55 лет в хирургии. – К.: Навч. книга, 2002. – 383 с.